Мода как инструмент управления обществом

0 3

Стадный инстинкт. Когда то он был необходим для выживания биологического вида. Модели поведения, которые позволяли сохранить здоровье и жизнь и произвести потомство, закреплялись с помощью копирования поведения большинства особей. Но сегодня стадный инстинкт превращён в новый инструмент управления обществом.

Мода. Мода сегодня диктует поведение большинству людей. Осознанно или нет мы следуем общепринятым тенденциям. Сама по себе мода не может быть ни хорошей, ни плохой, это просто инструмент. К примеру, если представить себе некий вариант утопического общества, где была бы мода на вежливость, целомудрие, нравственность, то в данном случае мода способствовала бы развитию каждого индивида и общества в целом.

Но в современном мире мода – это способ управления обществом. Те тенденции, которые сегодня мода взращивает в обществе, далеки от адекватных. Праздный и потребительский образ жизни, тяга к накопительству, нецензурная брань, алкоголизм, неуважение к старшим и вообще друг к другу, половая распущенность, неправильное и нездоровое питание, уродование своего тела татуировками и пирсингом – эти и многие другие тенденции сегодня мода взращивает в нашем обществе. И ошибочно полагать, что это происходит как-то случайно.

Мода диктует, как нам одеваться

Одна из сфер, где такое явление, как мода, проявлено наиболее ярко, – это одежда. Мода рассказывает нам, как одеваться «правильно», чтобы быть привлекательным. И неважно, что порой мода противоречит здравому смыслу. То, что носит большинство людей, априори становится наиболее оптимальным видом одежды.

Обратите внимание на русскую народную одежду. Любой, кто её одевает, сразу выглядит целомудренно, даже несмотря на то, что у человека внутри. И обратная ситуация с современной одеждой: даже если разумный и осознанный человек её одевает, он уже выглядит, мягко говоря, странно.

Мода как инструмент управления обществом

Один из предметов современной модной одежды – джинсы. Кто и зачем навязал нам эту форму одежды? Объективно говоря, она неудобна, да и смотрится весьма специфически. Под деловой стиль такая одежда не подходит (хотя сейчас активно навязывается, что джинсы подойдут даже для похода в театр), для занятий спортом тем более такая одежда неудобна.

Откуда и зачем появились джинсы?

Изначально джинсы – это часть мужского гардероба. Причём джинсы считались рабочей одеждой, а вовсе не одеянием для элиты или хотя бы повседневного ношения. Джинсы пришли к нам из Америки, но даже там ещё в сороковых годах прошлого века на них не было никакой моды. И сложно себе представить, чтобы кто-то мечтал приобрести рабочую одежду портового грузчика – джинсы. Сегодня же все витрины магазинов пестрят этой рабочей одеждой. И едва ли не каждый второй сегодня на улице выглядит, как этот самый портовый грузчик, – в рваных, потёртых джинсах. И это считается «писком моды».

Впервые джинсы были изготовлены немецким эмигрантом из Баварии Леваем Страуссом в 1853 году. Изначально джинсы были представлены как рабочая одежда для фермеров. Первыми любителями джинсов стали золотоискатели, так как ткань первых джинсов была очень грубая и плотная, что позволяло такие штаны нещадно эксплуатировать. Вскоре джинсы заменили привычную кожаную одежду лесорубов, шахтёров и фермеров. Затем ткань в джинсах стала более мягкой и приобрела популярность у итальянских матросов. Собственно, название «джинсы» и пошло от наименования крупнейшего порта – Генуи.

По мере роста популярности джинсов они совершенствовались. Вскоре в этой одежде был обнаружен серьёзный недостаток: очень быстро отрывались карманы. Тогда было найдено решение: укреплять карманы заклёпками из конской сбруи.

Дальше – больше. В 1926 году на джинсах впервые появляются «молнии». Однако, несмотря на постоянное усовершенствование, джинсы оставались исключительно рабочей одеждой.

Ключевую роль в популяризации джинсов как массовой одежды, как обычно бывает в подобных случаях, сыграл кинематограф. Именно в тот момент, когда Голливуд начал отчаянно клепать фильмы про ковбоев и «дикий запад», стала расти популярность джинсов. Отчаянные парни в джинсах стали народными героями. И коль уж искусно управляться с лошадью и стрелять из двух рук дано не каждому, то, следуя логике типичного телезрителя, хоть джинсы купить уж точно стоит. На эту психологию среднестатистического зрителя и был расчёт.

Итак, что же происходит? Обычная рабочая одежда, потребителями которой является лишь узкий сегмент населения, становится популярной среди практически всех слоёв общества. Это яркая иллюстрация того, как кинематограф служит большому бизнесу. Согласитесь, одно дело – продавать джинсы рабочим, шахтёрам и лесорубам в качестве дешёвой рабочей одежды, другое дело – продавать джинсы как новое веяние моды, – прибыль в обоих случаях просто несопоставима.

Итак, первой под натиском пропаганды пала Америка, а затем настала очередь Европы. Нет, джинсы были весьма популярны в других странах мира, но опять-таки – в качестве рабочей одежды. А это – так себе уровень для получения большой прибыли.

На новый уровень бизнес по производству джинсов вышел после Второй Мировой войны. Именно тогда стала зарождаться повальная мода на ношение джинсов. Очагом распространения этой моды стала американская зона оккупации в Германии. Именно там, начиная с 50-х годов, стала среди молодёжи распространяться мода на ношение джинсов. И ключевую роль, как вы уже могли догадаться, снова-таки сыграл кинематограф, где главные герои, обладающие всеми качествами, которые привлекают молодёжь, носили джинсовую одежду.

Киногерои Марлон Брандо и Джеймс Дин – молодые, дерзкие, не признающие никаких правил, живущие по своим законам, – они стали кумирами молодёжи. А дальше всё, как по накатанной: первое, в чём молодёжь начинает подражать любимым героям, – это одежда. Так джинсы стали символом протеста. И для молодёжи ношение джинсов стало вызовом обществу, что снова придало этой одежде новую волну популярности.

Следующей волной популярности джинсов стало развитие движения хиппи в 60-х годах. Хиппи придают рабочей одежде новый вид: расшивают их бисером, заплатками, красят в разные цвета. И этим, сами того не подозревая, оказывают услугу производителям джинсов, придавая рабочей одежде новый уровень популярности и привлекательности.

Далее волна популярности на джинсы захлестнула и женщин. Немалую роль в этом сыграли уже начинавшие набирать силу феминистические движения, которые продвигали идеи одинаковых стилей в одежде для мужчин и женщин. Так что своего рода величайшую услугу владельцам джинсовых корпораций оказали ещё и феминистические движения. Ну а ключевую роль, естественно, снова сыграл кинематограф. Поворотным моментом стало появление актрисы Марлен Дитрих в мужском костюме в популярном фильме «Марокко». Фильм вызвал жуткий скандал, но пропагандистам этого было только и нужно. Ибо чёрный пиар – самый эффективный.

Итак, начинается массовое производство женских джинсов. Немецкая фирма «Мустанг» в 50-е годы стала первопроходцем в этом деле. Добавила популярности и начинавшаяся по всему миру так называемая «сексуальная революция». Очередное «совпадение», которое сыграло на руку джинсовым магнатам.

Взаимосвязанность таких процессов, как популяризация джинсов, «сексуальная революция», разрушение традиционных семейных ценностей и пропаганда разного рода сексуальных извращений, очевидна. Это звенья одной цепи. Цепи, которая связывает общество новыми моральными ценностями, а точнее – полным их отсутствием. Зачем и почему это нужно? Ответ очевиден: безнравственными и глупыми людьми проще управлять. А самый прибыльный бизнес делается на пороках.

Последним оплотом морали и нравственности стал Советский Союз. И именно по нему должна была теперь нанести удар уже раскочегаренная пропаганда бунтарства, потребительского образа жизни, сексуальной революции и так далее. Впервые в нашей стране джинсы появились в 1957 году во время Всемирного фестиваля молодёжи и студентов.

Схема популяризации джинсов была примерно та же, что и в послевоенной Германии: джинсы стали символом диссидентов и бунтарей Советского Союза. Был поставлен знак равенства между такими понятиями, как «носить джинсы» и «противостоять системе». А противостояние системе – это любимое занятие молодёжи во все времена. Причём порой даже неважно, против чего бунтовать.

Первопроходцами в ношении джинсов в СССР стали битломаны и хиппи. Далее по принципу «есть спрос – есть предложение» начался всплеск спекуляции запрещёнными в Союзе джинсами. А запретный плод, как известно, сладок. Поэтому, сами того не осознавая, советские чиновники оказали неоценимую услугу джинсовым корпорациям.

Популярная фраза, которая появилась в СССР уже после его развала, о том, что мы «продали страну за джинсы и жвачку», имеет под собой реальную основу. Соблазнившись чуждой нам культурой (если слово «культура» вообще применимо для описания той пропаганды, что обрушилась на советскую молодёжь с Запада), советское общество взамен базовым человеческим ценностям приняло парадигму потребительского и праздного образа жизни.

Так на смену русской культуре пришли джинсы, жвачка и Макдональдс, который, как известно, на заре своей популярности тратил до 80 процентов прибыли на рекламу. Можно ли, исходя из этих цифр, сказать, что выбор травиться тем, что даже едой назвать сложно, и носить одежду портовых грузчиков – это наш выбор?

Почему это происходит? Ответ прост. И кроется он в истории рабовладельческой системы. Издавна рабам полагалась дешёвая еда, дешёвая одежда и примитивные развлечения. «Хлеба и зрелищ» – известно ещё со времён Римской империи. Но современная рабовладельческая система изрядно усовершенствовала себя. Теперь рабы сами для себя выбирают дешёвую одежду и вредную дешёвую еду просто потому, что их научили думать, что это модно и современно. Более того, эту самую дешёвую одежду и еду им ещё и втридорога продают, заставляя их работать по 8-12 часов за фантики, которые не имеют никакой реальной цены. А всё начинается с таких простых вещей, как джинсы, жвачка, фастфуд и так далее.

Мода как инструмент управления обществом
Мода как инструмент управления обществом

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.