Еще один шаг к судному дню: Чем ответят США на «русскую ядерную угрозу»

0 2

Еще один шаг к судному дню: Чем ответят США на «русскую ядерную угрозу»

На фото: испытательный запуск ракеты Trident II D5 с подводной лодки Небраска (Фото:
Zuma/TASS)

США развернули на подводных лодках ракеты с ядерныи боеприпасами малой мощности, утверждая, что это должно препятствовать ядерному конфликту с Россией. Этот шаг основан на разработанной в Вашингтоне «стратегии в отношении России», который только приблизит массовое уничтожение.

В заявлении, опубликованном на предыдущей неделе, заместитель министра обороны США по вопросам политики Джон Руд объявил, что «ВМС США выставили боеголовку с баллистической ракетой (БРПЛ) для подводных лодок малой мощности W76−2». Этот новый оперативный потенциал, заявил Руд, «демонстрирует потенциальным противникам, что ограниченное применение ядерного оружия не дает никаких преимуществ, поскольку Соединенные Штаты могут достоверно и решительно реагировать на любой сценарий угрозы».

Угроза, лежащая в основе оправдания этой новой американской доктрины ядерного сдерживания, коренится в показаниях, предоставленных Комитету палаты представителей США по вооруженным силам в июне 2015 года заместителем министра обороны США Робертом Уорком. Тот заявил, что «российская военная доктрина включает в себя то, что некоторые называют „эскалацией ради стратегии деэскалации“ — то есть, стратегией, которая якобы стремится деэскалировать обычный конфликт с помощью принудительных угроз, включая ограниченное использование ядерного оружия».

Однако любой пересмотр действующей российской ядерной доктрины показал бы, что это — ложная посылка. В положении 27 редакции «Военной доктрины Российской Федерации» 2014 года говорится, что «Российская Федерация оставляет за собой право применить ядерное оружие в ответ на применение против нее и (или) ее союзников ядерного и других видов оружия массового поражения, а также в случае агрессии против Российской Федерации с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства. Решение о применении ядерного оружия принимается президентом Российской Федерации».

Российская угроза made in America

Несмотря на это, концепция «эскалации ради деэскалации» как официальной российской военной доктрины вошла в официальную ядерную доктрину США к началу 2018 года с публикацией Обзора ядерной политики министерства обороны США (NPR, US Defense Department’s Nuclear Posture Review). Москва, как утверждается в NPR 2018 года, «угрожает и развивает ограниченное применение ядерного оружия первыми, приводя к ложному ожиданию, что принудительные ядерные угрозы или ограниченное использование ядерного оружия первыми могут парализовать США и НАТО и тем самым положить конец конфликту на выгодных для России условиях. Некоторые в Соединенных Штатах называют это российской доктриной «эскалацией ради деэскалации».

В ответ на эту российскую угрозу с ярлыком «made in America», NPR 2018 года определило требование модифицировать ряд баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) с ядерными боеголовками малой мощности для усиления американского ядерного сдерживания путем предоставления американским военным командирам оружия, которое направлено против «вывода о том, что потенциальные противники, такие как Россия, считают, что применение ядерного оружия малой мощности даст им преимущество перед Соединенными Штатами, их союзниками и партнерами».

Как и в случае с показаниями конгрессмена Роберта Ворка в 2015 году, в NPR 2018 года не назвало источник, указывающий на существование российской доктрины «эскалации ради деэскалации» — за исключением того, что она возникла в США, а не в России. Тем не менее, на основе NPR 2018 года президент Дональд Трамп обратился к министерству обороны с просьбой обзавестись новой ядерной боеголовкой малой мощности для БРПЛ «Трайдент». Этим был приведен в движение процесс, кульминацией которого стало недавнее объявление о том, что достигнута боеспособность этой новой боеголовки.

Голоса разума обращаются к глухим

В ответ на просьбу президента Трампа было составлено письмо, подписанное длинным списком известных американских государственных деятелей, политиков и военных, включая бывшего государственного секретаря Джорджа Шульца, бывшего министра обороны Уильяма Перри и бывшего вице-председателя Объединенного комитета начальников штабов генерала Джеймса Картрайта. Письмо отправили лидеру большинства в сенате Митчу МакКоннеллу, заявив, что в этой новой боеголовке малой мощности нет необходимости. Кроме того, в письме отмечалось, что предпосылка этой боеголовки — так называемая российская доктрина «эскалация ради деэскалации» — была выведена из «ложного нарратива», сочетающего несуществующие намерения России с не менее вымышленным «пробелом в сдерживании», который можно было бы заполнить только новым ядерным оружием. Это письмо не было услышано.

На заседании клуба «Валдай» в октябре 2018 года президент России Владимир Путин рассмотрел проблему российской ядерной доктрины, вызванный вопросами, поднятыми публикацией NPR 2018 года. «У нас нет в нашей концепции использования ядерного оружия превентивного удара», — заявил Путин. — «Наша концепция — это ответно-встречный удар. Для тех, кто знает, не нужно говорить, что это такое, для тех, кто не посвящён, скажу ещё раз: это значит, что мы готовы и будем применять ядерное оружие только тогда, когда удостоверимся в том, что кто-то, потенциальный агрессор, наносит удар по России, по нашей территории. Никакой тайны вам не расскажу: у нас создана система, и мы её совершенствуем постоянно, она нуждается в совершенствовании — СПРН, система раннего предупреждения о ракетном нападении. То есть эта система фиксирует в глобальном масштабе, какие старты стратегических ракет из Мирового океана, с какой-то территории произведены. Это первое. И второе — она определяет траекторию полёта. Третье — район падения головных частей ядерного оружия.

И когда мы убеждаемся (а это всё происходит в течение нескольких секунд), что атака идёт на территорию России, только после этого мы наносим ответный удар. Это ответно-встречный. Почему встречный? Потому что летят к нам, а навстречу полетит в сторону агрессора".

Нет такого понятия, как «ограниченное» использование ядерного оружия.

В 1982 году в статье, опубликованной в журнале «Foreign Affairs» и озаглавленной «Ядерное оружие и Атлантический альянс» (Nuclear Weapons and the Atlantic Alliance), четыре высокопоставленных американских государственных деятеля (МакДжордж Банди, Джордж Кеннан, Роберт Макнамара и Джерард Смит), которые участвовали в разработке ядерной политики США, заявили, что «никому никогда не удавалось выдвинуть какие-либо убедительные основания полагать, что можно с уверенностью ожидать, будто любое применение ядерного оружия, даже в самых малых масштабах, останется ограниченным».

Этот факт актуален сегодня так же, как и в момент написания статьи. Возможно, нет лучшего голоса, чтобы подчеркнуть этот момент, чем президент России Владимир Путин, вновь выступивший на Валдайской конференции в 2018 году.

«Конечно, это всемирная катастрофа, но я повторяю, мы не можем быть инициаторами этой катастрофы, потому что у нас нет превентивного удара. Да, в этой ситуации мы как бы ждём, что в отношении нас кто-то применит ядерное оружие, сами ничего не делаем. Ну да. Но тогда агрессор всё равно должен знать, что возмездие неизбежно, что он будет уничтожен. А мы — жертвы агрессии, и мы как мученики попадём в рай, а они просто сдохнут, потому что даже раскаяться не успеют».

Администрация Трампа сделала бы доброе дело, если бы обдумала эти слова, поскольку они охватывают ложное сдерживание с помощью новой ядерной БРПЛ Trident «малой мощности». В том-то и дело, что это новая боеголовка никого не сдерживает, а только навлекает глобальное уничтожение.

Автор: Скотт Риттер — Scott Ritter — отставной офицер разведки Корпуса морской пехоты США. Служил в Советском Союзе, участвуя в реализации договоров по контролю над вооружениями, в Персидском заливе во время операции «Буря в пустыне» и в Ираке, наблюдая за ликвидацией ОМУ. После вторжения США в Ирак в марте 2003 года Риттер выступил против войны. Он продолжает делать это сегодня, предлагая свой критический анализ американской внешней политики и политики в сфере национальной политики безопасности.

Перевод Сергея Духанова.

Публикуется с разрешения издателя.

Новости России: Политолог: можно сделать паузу в отношениях с Польшей на 10 лет

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.